На главную   Содержание   Следующая
 
Mage`s Guild
 
Сумрак и вялое спокойствие царили во вселенной. Ничто не мешало задумчивым мирам пребывать в состоянии перманентной эйфории, изредка нарушаемой рождением ли нового, или крушением старого, миров. Миры создавались с ужасающей скоростью, частенько по прихоти одного из сумасшедших магов, кои мириадами рассыпались по вселенной, населяя мириады же миров, собою же и созданных.
Поляна, что находится во вне всех миров, служа пристанищем всем путешественникам, бродягам и просто туристам, но тем не менее, имеющая своих коренных жителей, не была обделена своими магами, волшебниками, колдунами и прочими ведьмаками, да и залетных посетителей с магическими задатками на ней хватало с избытком.. Постоянные противоборства тех, или иных магий, были там чуть ли не обыденным, привычным всем и каждому, событием. Все равно, что восход по утрам, или на пример закат вечером. Вселенная от этого не страдала ни капельки, по этому ее око было равнодушно направлено внутрь себя и поглощено событиями там. Но, какого было самой Поляне, если вдруг, два старца, повздорившие, из-за вороватой мартышки одного из них, укравшей кисет с табачком другого, начинали выяснять отношения, применяя заклинания, такой чудовищной силы, что все живое съеживалось до размеров микрона, затем раздувалось в слона-макроцефала, и лопалось, будто мыльный пузырь ?
Все вы сейчас думаете что-то вроде: 'Ага, начало предвещает сказку', но, оказываетесь не правы - сказка на этом то и кончается.

Эртай Толарианский задумчиво оглядел зеленеющий ковер Поляны, кое-где плавно прорезанный белесыми зубьями могучих каменных глыб, в беспорядке торчащими у кромки леса, словно заслоняя гладь поляны от могучих и древних стволов Призрачной Чащи, рвущихся к прохладе огромного озера. Поляна ласковыми голосами птиц, словно успокаивая путника, манила его сделать привал. Эртай углядел вдали, не то пар, не то дымок костра (уж слишком он напоминал весенний снег, чистый, прозрачный, нехотя опускающийся на землю, будто разворошенная шапка одуванчика) и направил свои уставшие от долгого пути ноги в сторону, откуда пахло долгожданным отдыхом. Трава, по которой он ступал, казалась непривыкшей к тяжелой поступи легких, прочных походных сапог, пружиня и щекоча мягкими стеблями уставшие ноги путника.
Опираясь на посох и поправляя дорожную сумку на плече, Эртай остановился, издали разглядывая костер и собравшихся возле него. Несколько существ сидели вокруг костра, игравшего волшебными искрами в разноцветных языках пламени, о чем-то тихонько разговаривая, изредка прикладываясь к большим деревянным кружкам и тихонько посмеиваясь. Собравшиеся возле костра не сразу заметили молчаливого наблюдателя, лишь после того, как тот решительно двинулся к костру и преодолев разделявшее их расстояние, испросил разрешения присесть рядом с удивительной публикой. Эртай не удивился протянутой ему кружке, но остановил свой взгляд на существе, ласково улыбающемуся новому гостю. Кошачья морда, с деловитым спокойствием, взирала на Эртая из-под капюшона, Эртай перевел взгляд на руку с кружкой. Рука оказалась человеческой, пятипалой и поборов все предрассудки, Эртай улыбнулся в ответ, принимая кружку с дымящимся ароматным напитком, тем самым, разрядив звенящую недоброй тишиной обстановку.
Закутанная в серые лохмотья, подпоясанная сотней, переплетенных между собой в причудливом узоре, тонких серебряных цепей, фигура, удерживая в костлявых руках короткий резной посох, выбралась из леса с противоположной озеру стороны. Гладкий, обветренный временем череп, в цвете был почти подстать поясу, а корона, венчавшая его, словно служила продолжением его правильной формы. Из-под короны, обрывками памяти о некогда пышной шевелюре, свисали длинные серые пряди лоснящихся на солнце волос. Лич устало оглядел носки своих запыленных сапог, поправил, чудом уцелевший от катаклизмов, постигших остальную часть наряда, капюшон, из которого донеслось слабое недовольное попискивание и аккуратно раздвигая посохом высокие стебли трав, направился к группе существ у костра.
Добравшись до разномастной толпы путников расположившихся у костра, лич кивнул на приветственные возгласы и опустился на гладкое, видимо, используемое за место отсутствующих скамей, бревно, прислушиваясь к неторопливому разговору собравшихся ранее.
Присматриваясь друг к другу, прислушиваясь к завсегдатаям (как это становилось понятно из их разговоров) этой Поляны, которая служила не только пристанищем путникам, но и домом многим существам заблудившимся между мирами, новички потихоньку вникали в тихую и размеренную жизнь этого экзотического уголка междумирья.
Прошло некоторое время, возможно, по меркам одного из миров даже несколько лет, но над поляной время не имело власти, и мало кто из полянцев задумывался над тем, сколько же действительно они уже являются неотторжимой частью самой Поляны. Эртай Толарианский своими мыслями и поступками приобрел всеобщее уважение среди обитателей этого чудесного уголка, но и Стрелок Кровавый Ветер, лич по существу и весельчак по натуре, завоевал сердца аборигенов. Маг и Лич сдружились. У них появились общие темы для разговоров, в основном относящиеся к магии той или иной стихии, да и просто, они оба любили провести вечер, глядя в задумчивое небо над поляной, раскуривая по трубочке отличнейшего толарианского табака, который, Эртай неведомо откуда начал тягать, чуть ли не телегами, продавая его всем, кто имел хоть какие либо магические задатки.
Стрелок сидел на сымпровизированном из пивной бочки табурете под сенью нефовского дуба, кормя своего питомца - большого серого крыса, злобного характера и скрытной, вороватой натуры. На поляне царило сонное, туманное утро. Возле костра, полукругом, расположились уставшие от ночных гуляний путники и просто местные обитатели, своим храпом гармонично дополнявшие шорох ветра в листве деревьев. Внезапно лич почувствовал чье-то незримое присутствие у себя за спиной. Беспокойство хозяина передалось крысу, который, перестав пожирать остатки, чьего-то, так и не съеденного, завтрака, юркнул в рукав Стрелка. Медленно, дабы не накалять обстановку, лич встал и спокойным, ровным шагом, будто прогуливаясь, переместился так, чтобы между наблюдателем и личем встал дуб Нефа. Вспомнив, Стрелок прошептал слова одного из старых заклинаний сгущающих вокруг заклинателя тени, практически полностью скрывающие его от недоброго взгляда. Но, видимо, это не смутило наблюдателя - лич увидел мелькнувшую в зарослях смородины тусклую вспышку чего-то стального и в следующий момент почувствовал, что мимо его головы пролетело нечто озлобленное на все, так или иначе живое и от того несущее смерть. Это заставило лича прижаться к дубу вплотную. Судорожно прикидывая месторасположение охотника за его головой, Стрелок выпустил крыса на землю, взглядом приказав ему разведать обстановку. В этот же момент в руки его легли прохладные рукояти кинжалов - верных спутников, не раз спасавших жизни Стрелку и его питомцу. Чувствуя, что укрыться от глаза врага не удастся, лич атаковал первым, не дожидаясь из зарослей второго арбалетного болта. Стремительный, словно феникс, восстающий из собственного пепла, он влетел в кусты смородины, разрывая о ветки свой новый балахон, как раз в то место, куда, по мнению стрелка, должен был переместиться незамысловатый снайпер, пытавшийся сровнять с землей жизнь лича. Рассчитывая застать врасплох убийцу, лич совершенно не рассчитал силу прыжка и влетев в кусты, он напоролся на сгорбленного гоблина, в ужасе прикрывшегося хитро сконструированным арбалетом. Одним рывком Стрелок оборвал жизнь этому существу, исполненный ярости, всадив оба кинжала в склизскую от пота шею недочеловека. Привычным круговым движением, обрубая позвоночник, лич вытер клинки о запрокидывающуюся назад, лишенную опоры голову с остекленевшими от ужаса черными, словно смоль, глазами гоблина. Но чувство опасности не до конца покинуло лича. Спрятав один из клинков обратно в рукав, Стрелок подобрал голову гоблина и взглянул ей в мертвые глаза. Нет, гоблин был один - иначе лич заметил бы в них тень надежды, но там был один лишь ужас, подернутый пленочкой отчаяния. Что-то зашуршало под ногами у лича и в одно мгновение, Стрелок ногами ощутил знакомую щекотку. Крыс, вернувшись к хозяину, ничего интересного не поведал и лич успокоился окончательно. Подхватив отрезанную голову гоблина, Стрелок задумался над ингредиентами, которые использовались в древнем ритуале допроса мертвых. Кое-что он мог найти на самой поляне у мелких барыг, но некоторые элементы ему придется искать на черных рынках междумирья, или, что было бы нежелательным - заказывать в анклаве некромантов.
Так он и вышел к разбуженным суетой в кустах полянцам - слегка изодранный, слегка окровавленный, слегка задумчивый.
Эртай очень удивился рассказу Стрелка о нападении и внимательно изучил предоставленную в виде доказательства голову гоблина. После продолжительных споров, оба товарища пришли к выводу, что допросить голову все таки стоит. Маг узнав, какие ингредиенты требуются для ритуала допроса, сразу же собрался в дорогу, а лич занялся поисками тех, которые можно было достать, не прибегая к корыстной помощи некромантов.
Эртай, в некоторых кругах известный как Кулвизард, был желанным гостем во многих университетах и гильдиях имеющих отношение к магии и ее изучению. В прошлом он много сделал для их укрепления и процветания и теперь настал черед им отплатить ему за его заботы. За короткое время Эртаю удалось навестить многих из своих друзей в разных мирах, получив от них, где нужный ингредиент ритуала, а где и тревожную новость. По всей вселенной стали учащаться нападения на магов разных школ и стихий, в большинстве случаев заканчивающиеся летальным исходом одной из сторон. Погибших магов насчитывалось пока больше, чем разношерстных убийц. Эртая чрезвычайно заинтересовал этот факт. Ранее не наблюдались самоубийцы, готовые рискнуть напасть на мага в одиночку, но именно так дела и обстояли - убийца с неизвестной конструкцией арбалета и всегда один, без прикрытия и поддержки, словно одурманенный чем-то или кем-то. Если же удавалось взять убийцу живым, то он незамедлительно погибал при загадочных обстоятельствах. Архимаги, многих миров, стали в открытую говорить о сплочении разных гильдий в одну единую так как многие, уже успели увязнуть в междоусобных войнах.
Эртаю не удалось избежать такой встречи - в один из пасмурных дней он столкнулся с убийцей, направленным к нему, лицом к лицу и вовремя почувствовав опасность, упредил удар отравленным клинком, ударив первым. Бедный человек даже не успел прикрыться от сокрушающего кости удара посохом - череп раскололся, словно спелая дыня, забрызгав ошметками гниющего мозга полученную в дар робу. Эртай спешил на Поляну, которую уже начал считать своим домом - все дела были улажены, и было что обсудить со Стрелком, слишком уж много непонятного стало твориться во вселенной.
Стрелок тем временем оставшийся на Поляне, стал замечать, с какой учащенностью стали стекаться к приветливо горящему костерку адепты разных магических школ, оставшиеся без наставников, да слабые маги-самоучки. Кто-то испугался того, что на него откроют охоту и он погибнет, а кто-то остался без моральной поддержки и подавшись панике пытается теперь обрести её здесь, в междумирье. Те, кто был понаблюдательней, заметили, что Стрелок ни с кем не сходится слишком тесно, всех держит на расстоянии и как будто чего-то ждет. Но то, что сила в нем была чудовищная, не ускользало даже от самых недалеких. Народ тянулся к Стрелку, но тот, будто и не замечал их попыток, углубившись в эксперименты над головой гоблина, которую заранее мумифицировал для большей её сохранности.
Теплым сентябрьским вечером к берегу Поляны причалила одинокая лодка, выпрыгнувший из не человек, видимо был здесь не в первый раз, так как мимоходом, глянув на мрачный силуэт Храма Смерти, торопливо направился прямиком к костру. Обычно новички подолгу рассматривают окутанные тьмой башни храма, а если с утеса, на котором он возвышается, раздается предсмертный крик очередного самоубийцы, то многие просто бегут в панике подальше, пока ближайший холм не откроет их взгляду пылающий огонь костра.
Сидящие вокруг огня заметили фигуру, которую уже почти успели позабыть, что вошла в легенды, которые рассказывали шепотом любому новичку, интересующегося реликвиями Поляны. Эртай коротко поприветствовал друзей, ставших ему за короткое время практически семьей, отыскал взглядом среди сидящих Стрелка и извлекая из-под плаща сверток с требующимися личу ингредиентами, широко ему улыбнулся.
- Плохи дела, Эрт. - задумчиво произнес Стрелок, - Пока тебя не было, Поляна стала больше похожей на какую-то резервацию магов:
- Этого то я и боялся, Дэн. Слишком много всего встало с ног на голову в мирах. Слишком долго рассказывать, но в двух словах: на меня тоже напали. И слишком много полегло братьев в таких вот ситуациях!
- Сдается мне, гоблин тот, - кивая на мумифицированную голову гоблина, насаженную на короткий шест, все так же задумчиво заговорил лич, - Каким то образом связан с каким-то рухнувшим миром, возможно - миром, не наделенным магией, не имеющим в себе магического ядра.
Все, кто невольно услышал разговор мага и лича, резко притихли, заслышав об отсутствии магического ядра у мира. Теорию мироздания, которую разработали двое, немного сумасшедших аборигенов, знали все.
- Ну, тогда могу вам всем только посочувствовать, - раздался голос из под груды тряпья, начинающего принимать более менее четкие формы, по которым можно было, смело сказать, что это и был один из теоретиков.
Проснувшийся Кнук, скинув с себя чью-то оборванную в порыве страсти одежду, суетливо отряхнувшись, осоловелым взглядом окинул замершую в ожидании продолжения истории толпу похмельных полянцев.
- Чё, ваще? - обиженно бросил он в никуда и повернувшись к Эртаю задумчиво поинтересовался, - Надеюсь, вы хоть против них магию то не применяли?
- Обижаешь, камрад, - не удержал улыбки Эртай, - мы же еще не совсем из ума выжили, в отличие от некоторых бездельников, праздно шатающихся по Поляне и выдумывающих нам головные боли.
- Ыть, опять ты со своими подколками, Эрт, - почесав задницу, оскорбился Кнукер, - Лучше бы подумал о том, как вам теперь с этой напастью бороться. Если все так, как мы с Рысей представили, то пока есть в мирах маги, эти существа будут чувствовать себя дискомфортно, а следовательно - пытаться уничтожать очаги этого самого дискомфорта. Боюсь, что скоро будет этакий звездопад из слабеньких миров, населенных тупенькими обитателями.
- А ведь он прав, Эрт. - Вставил свое слово в перепалку лич, - Нам сейчас нужно пересмотреть свои взгляды на происходящее. Если, будем пользоваться магией, открыто и беспрепятственно, то мы, наделенные Силой, послужим детонатором апокалипсиса. И мне кажется, что это не порадует даже Кали.
Шевеление в ветвях ближайших деревьев заставило всех, кто уже не спал, еще не спал и просто не спал, настороженно обратить на себя внимание, но уже через пару мнгновений все успокоились. Лениво зевая, из кустов, расщеперивших свои ветки прямо под источником шума, выполз Рысь. Самый настоящий Рысь. Самый настоящий, Сибирский Рысь. Серый с легкими бурыми пятнышками по шкуре, пушистыми кисточками на ушках и иззелена-желтыми глазами, он воплощал в себе мечту любой рыси, пусть даже и не сибирской. Рыся, прошелся по чьему-то спящему телу, вытирая испачканные где-то лапки и ткнувшись, своей лохматой головой в ноги Кнука, отряхнул ее от листьев и сухой травы.
- Рыся, ты где валялся? - ехидно осведомился Кнук, потрепав серую шкуру по загривку, - Тут у народа возникли маленькие проблемы, которые требуют нашего с тобой мудрого совета!
Рысь поднял на Кнука свои глаза, не менее осоловелые, чем у самого Кнука и попробовал покрутить лапкой у виска, но остановившись на половине дороги, лапка скрутилась в некультурный жест:
- А я что им, ходячий 'ноль девять'? У меня и так головка - вава, во рту - словно стадо мартышек нагадило:
- Опять ты в моем погребе шарился? - раздался звонкий, но грозный девичий голос у собравшихся над головами.
Ничего не понимающие обитатели поляны, битый час уже находящиеся в состоянии абсолютного непонимания всего и вся, а особенно происходящего, задрали свои головы вверх, пытаясь различить в слепящем огненном облаке, ту, что снизошла до них, убогих.
- Здрямствуйте, многоуважаемая, - поклонился богине Кнук, - а вы, если не секрет, какими судьбами?
Суеверные аборигены, так до конца и не осознавшие, что же произошло, и кто к ним явился, попадали ниц, восхваляя всех богов, которые только могли возникнуть в их скудной памяти. Кали скривилась в презрительной усмешке и отвернувшись от лежащих на земле, обратила свой гневный взор на Рыся:
- Пушистый, сколько раз я тебе говорила, что в погребе есть и раритетные напитки, и коллекционные и просто, дорогие моему сердцу! Я САМА ИХ НЕ ПОТРЕБЛЯЮ!!! - притопнув ножкой, облаченной в черный сапожек, расшитый узором из множества опалов, сорвалась на крик богиня.
- Да не лазил я по погребу, даже близко к двери не подходил, - обиженно протянул
Рыся и усевшись на тело, одного из продолжавших свой никому не нужный молебен и начав умываться, вытирая лишние слюни о мельтешащую голову молящегося, - Это все Сет, это он меня 'зелененькой' потчует! Вкусная, зараза:
Стрелок и Эртай обменялись трагическими взглядами. Кнук сделал вид, что его здесь нет, а то, что есть - это не он, да и вообще, не имеет никакого отношения к Поляне и полянцам, беспорядочно и хаотично продолжающим поклоняться кому-то там многоименному и многоликому. Кали прояснилась в лице и потрепав счастливого Рысю за ухо, посмотрела в сторону двух озадаченных магов:
- Что там у вас случилось, любезные? Неужели снова пошалили в каком-нибудь измерении, что за ваши головы теперь обещают отдать полцарства и коня в придачу?
Страдальчески вздохнув, лич обрисовал богине сложившуюся ситуацию. Кали мрачнела с каждым упоминанием о не магических мирах и теории, выведеной Кнуком и Рысью. Её не огорчил тот факт, что маги всех миров попали в такую ситуацию, обеспокоена она была фактом, что теория двух душевнобольных, поимела такой результат.
- Вот такие пироги, - развел руками в подтверждение слов товарища, Эртай.
- Знаете, друзья, что я вам скажу? - излечился от шлангизма Кнук, - Да вам бы объединить свои усилия, как это делают все маги во всех мирах!
Маги уставились на Кнука с удивлением, граничащим с благоговейным ужасом. Кнук поймав их взгляд, съежился и попытался спрятаться за хрупкую фигуру богини, но та, как бы невзначай, отступила в сторонку и сделала вид, что ищет расческу для Рыси. Рыся покосился одним глазом на этот театр эмоций и снова занялся вечерним туалетом, хотя, для Рыся это был его утренний туалет - проснулся он сравнительно недавно.
- Кнука, гений ты наш, полянорощенный! Как же мы без тебя до этого не додумались то? - голос Стрелка слегка отдавал саркастической издевкой, но Кнук этого будто и не заметил.
- Взяли бы, собрали бы всех этих неучей и чародеев от сохи, собрали бы вместе, упорядочили бы применение, этих ваших, заклинаний к чему попало. Разделили бы обязанности, да, а самое главное - вместе то веселее, безопасней и есть с кем трубку раскурить!
Маги переглянулись. Об этой стороне дела они даже не задумывались. В основном гильдии создавались для совместного обогащения, вбирая в себя как умных, так и работящих, располагая их таким образом, чтобы умные могли руководить работящими и иметь с этого двойную выгоду. Этот вариант создания оговаривался и не раз в приватных беседах двух чародеев, но к какому либо выводу они прийти так и не смогли - вариант им не подходил, и создание откладывалось на более поздние и лучшие времена. А тут на первый план вставала их проблема, которая в одночасье объединила всех, более-менее знакомых с высшим искусством.
Кнук понял, что сейчас, маги впадут во внеочередное состояние, глобальной задумчивости и поспешил прояснить эту глубокую и тяжелую для их понимания мысль:
- Ну, значит, с чего бы вам начать то? Ыть: определитесь с верховным магом, напишите кодекс, разработайте систему применения заклинаний для основных стихий, подходящую под наши условия, да кончайте выкрутасничать по вечерам у костра! Вернее положите конец магическим изворотам этих молодых и неопытных, которые практикуются прямо на поляне!
- Вместе нам будет проще понять природу этих существ, самоотверженно бросающих свои жизни на пресечение жизней магов, - буркнул вникуда Эртай, - Вместе весело шагать, по болотам, по зеленым и деревни выжигать лучше ротой, или целым батальоном:
Стрелок внезапно вскочил на ноги, выхватил из кучи чего-то сумрачного и тряпичного, вещевой мешок:
- Эрт, нам пора. Я знаю, с чего нам нужно начать! Теперь для нас начинается новая жизнь, жизнь которую нам начертала злодейка-судьба, оказавшаяся не такой уж и плохой теткой!
- Пойдем, друг, мы должны это сделать! - положил руку на плечо товарищу и оглядел присутствующих маг, - Мы справимся! И богиня нам свидетель - не оплошаем!
Похмельные обитатели долго смотрели вслед двум товарищам, уходящим, чтобы свершить то, что заявит о себе не раз. Гильдия 'Ветра в Мешке', как ее впоследствии назовет Рысь, сплотила вокруг себя всех чародеев Поляны и многих ее гостей, став одним из сильнейших анклавов, которые когда-либо бросали вызов Вселенной.




ПРИЛОЖЕНИЕ НОМЕР 1

В начале было Мыло... и не было иного Мыла кроме Мыла... ы Мыло было суть мир, и небо было из мыла и земля мыло... и жили там мыльные человечки, ибо мыло есть суть основа всего... И был у мыла враг - Вода, и разгорелась битва в которой Вода сражалась с Мылом, долго и жестоко шли кровопролитные бои под Мыльноградом, на Мыльной дуге и Мылскве... Но враги не учли одного, еще был компонент - Ветер, под его воздействием начали рождаться новые миры, которые были суть и Мыло и Вода + Ветер, ибо в битве ничего уже было не разобрать, и были они круглые как Мыльные пузыри ибо это они и были.... каждый такой пузырь оюладал сутью, отличной от Мыла и Воды и стали такие пузыри называться мирами... Наконец Битва Мыла с Водой закончилась и ниосталось ничего ибо Мыло было смыто водой а Вода ушла вместе с мылом... и не стало чистой воды и твердого Мыла... и остался Ветер который был направлен хаотичеки и задувал их то в одну сторону то в другую аа жители мыльного мира разбрелись по разным мирам пузырькам... Но тут их подстерегала опасность ибо если на них подействовать водой которая водилась в каждом мире пузырьке, то они моментально превращались в еще один Мир-пузырек... ибо Мыло и Вода несовместимы, а Ветер занес их однажды в Великую воронку, которая обьединила миры-пузырьки в один большой пузырь

Так рассказывают нам древние летописи


ПРИЛОЖЕНИЕ НОМЕР 2

Интерпретация теории мироздания великими учеными-мироведами Кнукой и Рысью

Давным-давно, во вселенной, существовал только один Мир. Мир суровый, реальный до мозга костей если только у мира есть кости, а следовательно в них мозг... спинной... (хотя зачем миру кости и мозг!?!?! © Рысь (прим. Переводчика)) В этом мире не было магии. Но магия существовала во Вселенной и однажды она соприкоснулась с Миром, и от того что столкнулась Магия и Реальность был невообразимый эффект... Стали возникать новые миры(Ёпта! Ну, или нечто в этом роде! © Кнук ( прим. Переводчика )), миры владеющие магией и основаные на реальности... И жили там магические существа, для которых Магия была суть жизнью. Но, однажды, приключилась катастрофа (Пили они пили и допились до белой горячки! © Рысь (прим. Переводчика)) - слишком много Магии подействовало сразу на мир и он самоуничтожился, концептуально доказав теорию(незнамо чью, но все же таковой являющуюся !© Рысь (прим. Переводчика)) о возникновении сверхновых черных дыр, поскольку, притяжение было очень велико, несоизмеримо ни с чем, Черная Дыра образовала выход в в один из миров в который начали затягиваться остальные Миры, и Мир рос на глазах сливаясь с мирами которые притягивала в себя черная дыра. Все это, произошло практически мгновенно: жители реального мира попали в этот большой мир и чуть не погибли(еще бы они не погибли! Столько выпить то! © Рысь (прим. Переводчика)), ибо суть в том, что они состояли из чистого вещества и в них был резерв магии, накопленный за то время, когда Магия действовала на Мир,( они же не использовали тот резерв, так как в физическом мире магия принципиально не могла существовать, а научиться пользоваться магией жители видимо не хотели или просто не могли(так, что-то мне это подозрительно напоминает тараканов, которые без ног не слышат © Рысь (прим. Переводчика))... Они стали походить на большие аккумуляторы, и любое действие магии приводило к переполнению внутреннего резерва, что в свою очередь приводило к возникновению НОВОГО мира. И так, в Большом мире существуют магические существа - суть которых магия и реальность, которые используют магию. И существуют реальные существа - суть которых, также магия и реальность, но которые не используют магию. Противоборство, тех и других, может вызвать спонтанную реакцию распада всей вселенной, которая повлечет за собой возникновение новой вселенной, которая в свою очередь повторит путь, предшественницы, превращая эти апокалипсисы в цикл.
 
Count.NET.ru