Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Поиски потерянного
 
Гадриэль открыла глаза. Голова кружилась, в ушах стоял невыносимый гулкий звон. Девушка попыталась приподняться, но тут же со стоном снова опустилась на влажную от росы траву, вновь сомкнув веки, не вытерпевшие острых лучей полуденного солнца.
Как долго она была без сознания? Что вообще случилось с ними всеми? Мысли путались, она никак не могла прийти в себя. Прошло некоторое время, прежде чем она сумела встать и осмотреть опушку тёмного леса, где оказалась неизвестно как. В нескольких шагах земля кончалась, образуя резкий обрыв, на краю которого свистел ветер. Внизу виднелись крыши небольшого города, скорее напоминающего посёлок. Судя по всему, там обитали люди.
Идя вдоль обрыва, Гадриэль вскоре спустилась к узким каменным улицам. Жители с любопытством поглядывали на гостью. Видимо, не смотря на близость леса, его дети-эльфы редко появлялись в здешних краях. Слегка покачиваясь и рассеянно оглядываясь вокруг, она смело шла к центру.
Жители услужливо провели её к градоправителю. Тот выслушал короткий рассказ:

Эльфы весело праздновали Праздник Весеннего Цветения в Чёрном Лесу. В тёмно-синем небе уже взошла полным месяцем луна, окружённая свитой мерцающих звёзд. Пир был в самом разгаре. Вино лилось рекой, звонкий смех и песни поглотили всю округу. Казалось, ничто не могло расстроить эту радость:
Внезапно все факелы погасли. В суматохе эльфы не сразу поняли, что случилось, и гоблины застали их врасплох:
Спокойный лунный свет озарял на земле жестокую битву. Многие эльфы даже не успели схватиться за оружие, как их разили короткие гоблиновские мечи и на голову обрушивались тяжёлые палицы:
Гадриэль, находившаяся в момент нападения в дальней хижине, услышав шум, подхватила лук, перекинула через плечо колчан со стрелами и выбежала наружу. Разобравшись с первого взгляда в чём дело, девушка вихрем поднялась по верёвочной лестнице на высокий соломенный балкон эльфийского дома. Она принялась одну за другой посылать в неприятеля смертоносные стрелы. Вскоре рядом и на соседних балконах засвистели меткие стрелы других лучников:
Но численное превосходство принадлежало стороне гоблинов, эльфы были обречены: Стрелы кончились. Гадриэль выхватила из-за пояса кинжал и бросилась в гущу врагов. За ней смело последовали остальные. С мерзким визжанием гоблины падали замертво: Рукопашная разгоралась. Вокруг мелькали искажённые в злорадных усмешках морды врага: тусклый блеск металла, отражающего свет луны: дикие крики и предсмертные возгласы: всё смешалось в один жуткий хаос! Внезапно что-то массивное ударило Гадриэль в затылок. Девушка покачнулась, выпустила из ладони кинжал и упала на успевшую пропитаться кровью землю, потеряв сознание:
Как долго она спала, сказать не могла. Очнулась неизвестно где, на краю обрыва, у опушки незнакомого леса. По счастью, неподалёку оказался город. Её сестра пропала, все эльфы куда-то испарились, а неведомая местность хоть и не пугала, но настораживала. Теперь ей надо было найти ответы на миллионы терзавших вопросов:
Градоправитель с участием выслушал и обещал помочь, чем сможет. Прежде всего он посоветовал посетить жившую на окраине города старуху, которая могла дать намного больше информации:
Раздался стук в дверь. Старуха, которой на вид бесспорно было все 200 лет, с ворчаньем поднялась с глубокого старого кресла. Опираясь на короткую деревянную трость с наконечником в виде хитро оскаливающегося черепа, она, кряхтя, поплелась ко входу. Старуха отворила дюжину надёжных замков, и дверь со скрипом распахнулась. С уст женщины уже готов был сорваться укор, но стоявшая на пороге Гадриэль не дала ей начать изливать своё недовольство. Увидев незнакомку, старуха резко захлопнула рот, отчего остаток почерневших гнилых зубов звонко щёлкнул.
Старуха провела гостью в потрёпанную гостиную, усадила, и Гадриэль повторила свой рассказ, который уже поведала градоправителю. Та криво усмехнулась, когда девушка замолчала. Ведьма (а это была именно ведьма) прошла в тёмный угол комнатки, открыла небольшой ящичек и принялась с невнятным ворчанием перебирать какие-то вещички. Наконец, она вынула маленький предмет, тускло блеснувший во мраке. В беспорядке побросав всё назад в ларец и плотно захлопнув его, женщина подошла к Гадриэль, протянув жёлтую руку и разомкнув скрюченные пальцы. На ладони слабым голубоватым огоньком светилось тонкое изящное колечко. Гадриэль вопросительно посмотрела на ведьму.
- Возьми это, не отказывайся, оно тебе пригодится, - прохрипела та, хитро ухмыляясь при виде сомнений девушки. - Это кольцо сделает невидимым того, кто его наденет.
Девушка осторожно взяла подарок и спрятала в карман. Старуха прервала её благодарности:
- Хватит, хватит! У тебя ещё будет возможность сказать мне 'спасибо'. Теперь ступай на север по лесной тропе, что начинается за утёсом. У тебя хватит смелости и мужества, чтобы преодолеть все опасности, которые могут встать на пути. Ты найдёшь своих друзей, кроме того: ты будешь:. Впрочем, придёт время, тогда и узнаешь. Это всё. Прощай!
С этими словами женщина снова опустилась в кресло у потухшего камина, жалобно застонавшего под её не малом весом, и закрыла тяжёлые веки, словно погружаясь в глубокий сон:
На следующее утро Гадриэль поднялась на утёс, сидя верхом на крепком белом скакуне. Через плечо был перекинут длинный лук, за спиной виднелся колчан стрел - вещи, мило предоставленные людьми. Конь лёгкой рысцой устремился под сень тёмных деревьев:
Первый день пути прошёл без приключений. Лес казался необитаемым: ни людей, ни эльфов, ни даже диких животных или других существ. Сквозь густые ветви почти не пробивались солнечные лучи. Вокруг царила полная тишина, нарушаемая лишь цокотом копыт по выложенной мелким камнем дороге, на которой с трудом могли проехать бок о бок две лошади. За стволами, широким забором стоявших вдоль тропы, виднелись сплошные деревья. Опасаясь заблудиться, девушка решила не сворачивать:
Второй день наступил, застав Гадриэль всё так же в седле. Желание быстрее выбраться из тёмного леса не дало ей остановиться на ночь, чтобы вздремнуть хотя бы часок. Конь от усталости замедлил шаг.
День клонился к концу. Над высокими верхушками алело заходящее солнце, обагряя зелень. Но Гадриэль этого не видела и лишь догадывалась о подходящей ночи. Солнце зашло. Девушка продолжала ехать, в молчании всматриваясь в глубь мрачного леса. Вдруг со стороны раздалась тихая песня. Гадриэль потянула за поводья: конь замер на месте. Прислушалась. Мягкий голос, сливаясь со спокойной усыпляющей музыкой, доносился откуда-то из-за деревьев. Девушка бесшумно спрыгнула с коня и не спеша пошла на звуки, ведя несопротивляющееся животное за собой. Вскоре с дороги уже невозможно было разглядеть сквозь обильную листву и увитые плющом стволы их растворяющиеся силуэты.
С каждой дюжиной шагов музыка становилась громче. В хоре можно было различить несколько мелодичных голосов. Впереди что-то засветилось красноватыми бликами. Кроны поредели: всё больше виднелись кусочки чёрно-синего неба, усыпанного яркими звёздами...
Гадриэль очутилась на краю широкой поляны, плотно покрытой пушистым ковром сочной травы. Посреди неё горел костёр, вокруг которого сидели несколько существ, звучно распевая под игру арфы. Немного помешкав, девушка зашагала к ним, оставив коня привязанным у опушки и будучи не замеченной в темноте собравшимися. Наконец, она приблизилась и взоры обратились на гостью. Инструмент замолчал в восковых руках Леди Тьмы, которую в то время эльфийка ещё не знала. В образовавшейся тишине девушка откинула назад капюшон тёмно-зелённого плаща и поздоровалась. Ангел, как правило, немного мрачноватая, улыбнулась и знаком пригласила сесть. Гадриэль приняла приглашение. Молодой Бог Огня выпрямил руки, протягивая ей полную чашу ароматного дымящегося чая. Девушка взяла чашу и прикоснулась губами к горячей жидкости. Расплывшееся по телу тепло приободрило, и она с любопытством стала всматриваться в лица полянцев, снова запевших, как ни в чём не бывало. Из темноты выплыла высокая фигура. Гадриэль подняла глаза и с заметным удивлением опустила чашу: пришедший был эльфом, но не из её города. Увидев её, он не менее изумлённо остановился.
- Доброй ночи, - поздоровался он со всеми, не без интереса поглядывая краем глаза на девушку.
- Привет, Келс! - отозвались собравшиеся.
Кивнув приятелям, он не спеша, лёгкой походкой подошёл ближе к огню и опустился на землю возле гостьи, нисколько не тревожась.
- Ночи, - проговорила та, выпив глоток из чаши.
- И вам, - на лице эльфа заиграла улыбка. Ему налили чая, и он самозабвенно принялся за угощение:
На Поляне Гадриэль пробыла дня три. Многие обитатели этого местечка были весьма приветливы и гостеприимны. Кнука, Бог Огня и Хранитель Весов, помог немного ознакомиться с местными обычаями и правилами. По поздним утрам мало кого можно было застать на Поляне, зато, оживая к вечеру, ночью жизнь напоминала гудящий пчелиный улей. Девушка нисколько не хотела так скоро покидать этот весёлый край, но вынуждена была отправляться дальше в своих поисках.
Рано утром, когда розовая заря только-только начинала озарять свежее небо, Гадриэль вскочила в седло. Келс и Льво, очаровательная львица, вызвались сопровождать её до Таверны, которая, по их словам, одиноко приютилась в лесу, однако, не смотря на это, была часто и 'людно' посещаема.
Уже простилась со всеми, от души поблагодарив за оказанный приём. Кнука подошёл к нетерпеливо пофыркивающему коню и протянул белоснежную ромашку:
- На удачу, - сказал он, улыбнувшись.
- Спасибо, - ответила девушка; взяв цветок, она вплела его в прядь каштановых волос.
- Удача, удача, - прозвучал незнакомый голос с задорной ноткой. - Как трогательно!
Эльф, которого раньше девушка тоже не встречала, с усмешкой смотрел на полянцев. Он добавил:
- Пожалуй, на удачу я проедусь с вами до Таверны, а то давно что-то не пил старого добротного вина.
- Кенс! - радостно воскликнул Келс. - Давненько я не видел тебя!
- Только не говори, что соскучился, - подтрунил эльф. - Ну поторапливайтесь, едем уже! Познакомиться можно и по дороге!
Он ударил коня эльфийки, и тот, заржав и встав от справедливого возмущения на дыбы, поскакал за двумя своими сородичами эльфов и весело засмеявшейся львицей.
До Таверны добрались к вечеру. Небольшой двухэтажный домик, выстроенный из крепкого дерева, отчуждённо стоял меж низеньких елей. Компания поднялась по ступенькам и вошла в полумрак широкого помещения. При свете пары-другой свечей можно было увидеть вдоль одной стены, на которой висели полки со всевозможной выпивкой, стойку с приставленными высокими треножками; несколько столов занимали остальное пространство. За некоторыми столиками негромко разговаривали посетители, время от времени прикладываясь к стаканам с выпивкой.
Прибывшие приветствовали всех и разбрелись по помещению. Келс усадил Гадриэль за свободный столик, а Кенс шустро исчез, чтобы вернуться с бутылкой прекрасного вина, так красноречиво расхваленное им по дороге. На деле оно не подвело его. К тому же известно, что эльфы большие охотники до сока виноградных лоз, смешанного с алкоголем, и Гадриэль не была исключением.
Келс со своим более молчаливым, но не менее обезбашенным приятелем стали шумно обсуждать историю девушки, нисколько не заботясь об общественном покое. Оживлённый разговор тут же привлёк внимание окружающих: немного послушав, они начали засыпать всевозможными вопросами, так что девушке пришлось в который раз повторить свой безрадостный рассказ. Закончив, она закрыла лицо ладонями, прошептав:
- Моя семья: друзья: знакомые: - все пропали, и не известно, найду ли их!
- Успокойся, ты их найдёшь, - немного мрачно прозвучал в полной тишине голос мага.
Льво и Тигра заботливо окружили девушку и положили лапки ей на колени. Та провела рукой по мягким шелковистым шкуркам, не сумев выдавить из себя больше ни слова:
Переночевав в Таверне, Гадриэль на следующее же утро отправилась дальше. На этот раз ей предстояло ехать одной; эльфы проводили её лишь немного, пока дорога не привела к бурной ступенчатой реке, бравшей своё начало где-то в далеко в горах. Простившись с парнями, она направила коня вдоль берега. В течение часа пейзаж не изменялся.
Вдруг раздался плеск: в воду упало что-то тяжёлое, просвистев в нескольких дюймах от девушки. Гадриэль повернулась в сторону, откуда скорее всего 'стрельнули'. Из кустов послышался хруст переломанной сухой ветви, листья заколебались от чьего-то движения.
- Кто там? - крикнула эльфийка, незаметно вынимая из-за пояса кинжал.
Однако, как того можно было ожидать, ответа не последовало. Ловко спрыгнув с коня, она стала медленно с осторожностью подходить к кустам, где находился нежелательный наблюдатель. Движение стихло. Девушка резко раздвинула ветви. Тут же в лицо ей брызнула вода и, когда она закрыла глаза, чьи-то крепкие грубые руки (если так можно назвать громадные когтистые лапы ) опрокинули её, прижав лопатками к земле. Вскрикнув от неожиданности, она почувствовала, как кинжал выскальзывает из руки. Открыв глаза, Гадриэль увидела перед собой ухмыляющуюся физиономию тролля. К счастью, он был не слишком крупным. Нанеся не требующий особого умения удар между нижними конечностями тролля, она воспользовалась тем, что тот ослабил хватку, не пожалев потратить слова на отборные ругательства, и молниеносно поднялась, бросившись в рощу. Нащупав в кармане подаренное старой ведьмой кольцо, она надела его на палец: обруч мгновенно сузился, плотно обвив так, чтобы не соскользнуть. Тролль, кинувшийся было за девушкой, удивлённо остановился, не видя больше нигде своей несостоявшейся добычи. Гадриэль усмехнулась, мысленно благодаря старуху. Теперь надо было освободить себе дальнейший путь. Посмеиваясь, чтобы побольше раздражить тролля и разжечь в нём жажду поймать и отомстить дерзкой нахалке, она громко запела, отступая глубже в рощу:

Тролль в лесу
За ланью мчится.
Как же глуп!
В ушах дымится!
Получил меж ног -
Кривиться!
Ничего себе тупица!:

И всё в таком духе. Тролль со злости взвыл и яростно ринулся на голос:

Конь, оставшийся на берегу, безразлично ко всему пощипывал траву. Чья-то рука осторожно взяла поводья. Скакун поднял голову, не переставая орудовать нижней челюстью, тщательно разжёвывая зелень, и спокойно фыркнул. Гадриэль ( это была именно она ) вскочило в седло, похлопав верного товарища по мускулистой шее. Она сняла кольцо, вновь отложив его в карман, и направила коня дальше, вниз вдоль русла реки, надеясь уехать от места стычки прежде, чем тролль догадается о том, что его обхитрили, и поспешит вернуться. Крупным галопом животное помчалось вперёд...

Река привела к руинам давно необитаемого города, выложенного серым камнем. С тех пор, как последний житель покинул его, прошло не менее 300 лет, и от строений остались только бесформенные груды поросшего мхом камня, кое-где напоминающего крышу.
Уже стемнело. Гадриэль спустилась с коня. Отыскав более или менее сохранившиеся три стены, служившие некой опорой для каменной плитки, бывшей некогда вполне прочной крышей, она расседлала скакуна и отпустила поискать еды и отдохнуть после целого дня. Потрепав животное по густой гриве, она прошла под развалины и со вздохом сползла по стене. Луна незаметно поднялась в чернёющее небо. На горизонте показалась наплывающая тяжёлая туча.
Девушка вынула из нагрудного кармашка подаренную Кнукой ромашку, свежую, по-прежнему свежую, словно только что сорвана. Поглаживая белые лепестки, она откинула голову, задумчиво устремив взгляд в никуда. Так протекло несколько минут. Наконец, будто отойдя от оцепенения, она заботливо умостила цветок на то же место жилетки. Подул холодный порывистый ветер. Рука эльфийки надвинула на глаза капюшон и опустилась. Пальцы нащупали вытянутый предмет с рядом отверстий. Взяв, Гадриэль подняла его под столб лунного света: это была флейта. Откуда? Этот вопрос даже не мелькнул в голове. Девушка поднесла инструмент к губам. По руинам разнеслась нежная музыка. Гадриэль отчуждённо играла. Перед взором ясно вырисовывалось прошлое: лица друзей: и близких: кого она любила: кто не чаял в ней души: дети: маленькие эльфы, беспечно играющие среди лесных деревьев: На глаза навернулись слёзы. Она постаралась взять себя в руки и, поднявшись, решил немного пройтись, дабы развеять наваждение.
Небо уже почти полностью заволокли тучи. Похоже, приближалась гроза. Девушка шла средь мрачных развалин. Вдруг справа с валуна скатился камешек. Гадриэль замерла: не хватало ещё одной встречи с каким-нибудь голодным троллем. Но из темноты никто не объявлялся. На всякий случай она надела кольцо, и её силуэт быстро растворился в ночном воздухе. Послышался тихий леденящий смех и тихий тембр проговорил:
- Не стоит прятаться, никто не собирается причинять вам зла.
Хлопанье крыльев разрезало образовавшуюся внезапно тишину. Девушка сняла кольцо, перед ней, плавно опустившись на старый пень, предстал с гордо поднятой головой крупный иссиня-чёрный ворон.
- Доброй ночи! Плохая погода нагрянет сегодня, - он попытался завести разговор.
- Да, - коротко ответила девушка, повернув в сторону временного убежища.
- Спешите куда-то, а зря, - загадочно молвила птица, сверкнув чёрным глазом.
Леденящий порыв усиливающегося ветра хлестнул в лицо, развеяв длинные волосы эльфийки. Неожиданно полил дождь, сопровождаемый раскатами грома, один за другим следующими за ослепительными вспышками молний. Где-то вдалеке заунывно завыл свою тоскливую песню волк. Гадриэль побежала к пристанищу, не оборачиваясь назад. Луна полностью скрылась за грозовыми тучами, и вокруг с трудом можно было что-либо разглядеть. Поймав коня, девушка завела его под каменную крышу. Сев возле оконного отверстия, она достала флейту и снова заиграла. Дело было вечером, делать было нечего. Серебристая мелодия слабо пробивалась сквозь крики бушующей природы, словно пытаясь взять вверх над гневной стихией.
- Как грустно!
Гадриэль подняла голову: из оконного отверстия на неё смотрело два блестящих глаза.
- Оно и понятно, откуда столько горечи, - продолжал Ворон.
- Неужели? - равнодушно отвечала девушка.
Птица усмехнулась и, приняв серьёзный вид, дала совет:
- Теперь тебе лучше отправляться на восток. Так ты доберёшься скорее:
Последовав совету птицы, Гадриэль поехала на восток. После четырёх дней пути впереди снова очертился лес, на этот раз такой родной и знакомый. На несколько минут она задержалась у опушки, душа в себе какое-то необъяснимое внутреннее волнение, потом галопом припустила коня, уверено помчавшись по хорошо ведомым тропинкам:
С замирающим сердцем она приближалась к своему городу. Деревья расступались. Вокруг вырастали дома эльфов, полностью сохранившиеся после битвы. Слышались голоса, возгласы и смех детей. Гадриэль притормозила коня и, не спеша, продвигалась по улицам. Её удивлял мир и спокойствие, царившие в городе. Будто не было никакого нападения, ни крови, ни убитых. Может, она не туда попала? Глупости, это её город, даже лица все свои.
Кто-то окликнул её по имени. Она обернулась6 высокий воин шёл навстречу, нахмурив брови. Не дав ей заговорит первой, он рявкнул:
- Что ты здесь делаешь, предательница?
- Предательница?!
- А как ещё назвать труса, который сбегает в то время, когда на его город нападают враги? Никак, кроме как предателем! Ты сбежала, ты предала нас, ты не встала на защиту родного края! Стыдись! Тебе здесь не место!
- Это наглейшая ложь! Я сражалась за ваши жизни, как и любой верный своей чести воин!:
- Замолчи! - заорал эльф и грубо ударил девушку по лицу так, что она упала, не выдержав равновесия от нежданного сильного толчка. - Ты ещё смеешь оправдываться! Жалкая врунья!
Вокруг стала обираться толпа. Судя по коротким выкрикам и неразборчивому гулу, она была на стороне эльфа.
- Вы обвиняете невиновную! - Гадриэль поднялась, с вызовом одарив собравшихся горящим взглядом.
- Убирайся! - оборвал эльф.
Не обронив ни слова, девушка вскочила на разволновавшегося коня и скрылась в лесу:

На Поляне уютно горел ночной костёр. Полянцы весело распевали самопроизведённые на свет песни.
Увидев Гадриэль, Льво подбежала к ней, окунув в море вопросов.
- Ты нашла своих?
- Для них меня больше нет, - прошептала девушка и с надеждой посмотрела на добрые лица жителей Полняы:
 
Count.NET.ru