Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Новый Год
 
Серое холодное небо над поляной отдавало каким-то странным спокойствием. Но в "Назгуле" было уютно. Олег Огр сидел за барной стойкой и усердно заправлялся горячим молоком. После того, как Кали издала "Сухой Закон" (или, как его в простонародье зовут, "Закон о Небухании"), всем пришлось ограничиваться не спиртными напитками.
Мысли в голове путались, так как его только недавно разбудили. Естественно, никто не объяснил - почему и зачем. Но, решив, что сначала надо проснуться, а потом думать, он в очередной раз приложился к горлу двухлитровой бутылки.
Вдруг за его спиной появилась чёрная фигура. Эртая..
- Бармен! Фанты со льдом!!! - заорал он, стукнув по столу с такой силой, что бедный Огр чуть было не подавился своей бутылкой.
Прокашлявшись, он поднял глаза и посмотрел на обугленное лицо Эртая..
Тот залпом залил в себя появившуюся из ниоткуда булькающую смесь и откинулся на спинке стула.
- - На носу Новый год, а они, гады, электроэнергию вырубили. Говорят, провода помёрзли: Провода помёрзли!! : Ну, так Кали это дело заметила и типа спрашивает: "Найдётся тут настоящий мужчина провода разморозить?". Рысь, как всегда, смылся, ты был в отрубе, Азрик не в счёт:
Он ещё раз отхлебнул из стакана.
- И как всегда все шишки с треском полетели на меня. Пришлось, как самому левому, переться туда, сам не знаю куда, и отмораживать эти долбаные провода. Там меня 220 и поймало.
Последовала короткая пауза. Не дождавшись соболезнований, Эртай осушил стакан до дна.
- Меня уже тошнит от этой шипучей гадости! С удовольствием скрутил бы щас кому-то шею за этот "Сухой Закон"...
Видя кислую и недовольную физиономию Эрта, Огр понял, что нужно как можно скорее менять тему разговора.
- Странно: - протянул он.
- Что странно?
- Что-то тавернцев давно не видно:
- А ты не слышал? Говорят их император решил Санта Клаусом заделаться, так они его вторую неделю из дымохода вытаскивают: - усмехнулся Эртай
Огр ухмыльнулся:
- У него теперь такая же рожа чёрная будет, как и у тебя . Так что, вы с Келсом не одни будете. =)
Эртай нахмурился и по его взгляду Олег Огр ясно прочитал, что тот с радостью готов выбить ему пару десятков зубов и поспешил исправился:
- То есть я хотел сказать... плохи дела. Но всё же в этом есть и положительная сторона.
Эрт приподнял одну бровь.
- Во всяком случае, снегурочкой тебя не заставят быть.
- Это почему же?
- С твоей-то закопчённой рожей? Снегурочка в африканском стиле выглядит не очень заманчиво, - он подпёр голову руками. - Тебя Кали хоть видела?
- Видела. Ну и?
Огр закрыл рот руками, стараясь не рассмеяться.
- Да нет, ничего. Просто эта роль, скорее всего, достанется Глуме:
Из темных недр кухни послышался мелодичный голосок ангелицы: "Ах, как мир прекрасен! Сколько в нём прекрасных вещей! Как я люблю этот мир!", а вслед за этим из тех же недр той же темноты выбежал до смерти перепуганный Фесс фром Эвиал и как угорелый понёсся через весь зал. За ним выплыла и сама Глумя: с букетом цветов в руках.
- Фесси, подожди! Куда же ты? Не убегай! Я и тебя люблю. Я всех сегодня люблю! - и она последовала за уносящим ноги Фессом. Эту картину проводили взглядом квадратные глаза Огра.
- Фесси?! Это из какого такого словаря? Чё это с Глуми? Она что, с крышей не дружит?
Эртай, скрестив руки на груди, посмотрел вслед удалившейся парочке.
и потянулся.
- Ладно, некогда мне тут с тобой базарить. Дела ждут. Пойду дров насобираю, костёр разведу, погреюсь хоть, а то пока эти провода чинил, ужасно прозяб.
И он удалился, растворившись в синем тумане своей магии. Огр вновь остался один, всё ещё не до конца понимая происходящее.

********

Главный зал был таким же тёмным, как и остальная часть Храма. Кали сидела на своём троне и, пользуясь моментом, когда никого нету поблизости, хавала огромную пиццу. Она не могла позволить себе, что бы кто-нибудь увидел её слабость перед этим чудом кулинарного искусства. Не могла этого позволить и её чрезмерная гордость и самолюбие.
Кали была на пол пути к победе - на тарелке осталось чуть больше половины. Но тут, в самый неподходящий момент, воздух в зале заколебался, и в появившемся облаке тумана начала вырисовываться фигура Рыся. От неожиданности Кали подавилась последним куском. Она с трудом запихала в рот всю пиццу, которую могла, а оставшуюся вместе с тарелкой швырнула куда подальше за трон.
Рысь предусмотрительно поклонился. Потом, для верности скорчив физиономию по-страдальчественнее, начал:
- Кали, а Кали! Тут люди, понимаш, возмущаются - Новый год скоро, а у нас ни елки, ни подарков: Давай бабки на стол выкладывай:
- Уы-уы-ву уа, - попыталась что-то сказать Кали, роняя куски пиццы.
- Э Чяво-чяво?
- Уа-уа-уа-уа - уы-уиуу уа! - с набитым ртом опять пробормотала богиня.
- А терь по-русски:
Кали сидела, смотря на Рыся, и думала, как бы избавиться от излишка пиццы.
- Слушай, богинюшка, иностранные языки учить, конечно, полезно, но какая в них польза, если другие их не понимают? Молчание по обычаю - знак протеста. Рысь всё понял без слов - богиня видимо была не очень рада его видеть - и телепортировался из Храма.

********
Последняя телепортация привела Рыся прямо к стойке бара. За ней сидела, точнее лежала, Глуми, обеими руками ухватившись за голову. Рядом стояла батарея бутылок. Рысь подошёл поближе.
- Здорова. Чё делаешь?
- Фигнёй страдаю, не видишь? - процедила Глуми - она явно была не в лучшем настроении. Башка раскалывалась и при том по крупному.
- Ах, ну да, я забыл. У тя это ещё после вчерашнего:
- Кстати, насчёт вчерашнего: - протянула Глуми, - я: шо то не всё помню:
- Тебе коротко или с подробностями? - "понимающе" предложил Рысь и скривил физиономию до состояния ехидной улыбки. Глуми покосилась на него. Но выбора не оставалось - надо было узнать, какая яркая личность проснулась в ней на этот раз.
- Начнём с того, за что меньше бить будут:
- ОК, сама напросилась.
Рысь начал свою речь, но тут заметил, как из темноты появилась замученная фигура Фесса. Он шёл, низко опустив голову, глубоко погружённый в свои думы. В отличии от Глуми и Рыся, Фесс заметил их не сразу. Но, услышав до тошноты знакомый голос, поднял голову. То, что он увидел, было далеко не тем, что он хотел бы. На секунду некромант замер, как будто увидел привидение, а потом сделал шаг назад, готовясь к отступлению.
- Попустись, Фесс. Она уже нормальная, - успокоил его Рысь. Глуми в подтверждение с громким стуком уронила голову на стойку и захрапела.
Фесс облегчённо вздохнул. Но на всякий случай сначала обошёл ангела десятой дорогой, а потом подошёл к стойке со стороны Рыся.
- У нас и не такое в замке творится. - протянул он. - К примеру вчера эта.. - он поперхнулся, - охоту устроила. А сегодня ни с того ни с сего - бац! - тарелка с пиццой из неоткуда на голову свалилась... Какие-то НЛО тут завелись...
- Монстры, привидения, НЛО... - протянул Рысь.
- Азрик, Кнука, Оналин, Рысь, Фесс... - открыв один глаз, продолжила логический ряд Глуми.
Фесс на этот раз не выдержал, и показав кулак, предложил:
- А хочешь я тебе пластическую операцию сделаю? Я умею...
Глуми с трудом открыла второй глаз, обратила свой мутный взор на Фесса, хотела что-то сказать, но голова в очередной раз напомнила ангелу, что она есть дикой болью, Глумя скривилась и рухнула на пол.
Рысь с интересом наблюдал за этой картиной. Но неожиданно его мысли были прерваны.
Р Ы С Ь ! ! ! Э Р Т А Й ! ! ! О Г Р ! ! ! К Н У К А ! ! ! А З Р А Э Л Ь!!!"
Голос Кали разнёсся эхом по все территории поляны и почти оглушил трёх участников беседы.
- Ой-ой-ой, похоже у вас неприятности, - заметил Фесс.
- Скажите, что я иммигрировал в Канаду. И уже давно, - Рысь схватил под мышку ближайшую бутылку и уже собирался смыться.
Но, Глуми успела схватить его за хвост.
- И почему сегодня все не в настроении? - пробурчала она, с трудом поднялась и потащила сопротивляющегося Рыся за собой.

***
Ещё одна телепортация и все, включая орущего и изо всех сил вырывающегося Рыся, очутились прямо перед троном Кали. Их встретили злобно горящие лупы богини Тьмы. Заметив, что он уже достиг точки прибытия, Рысь подскочил и, крепко обняв обеими руками бутылку, встал в стойку почти стройно. Кали в очередной раз обвела глазами всех троих. Её взгляд остановился на той самой бутылке.
- Вы что, бухали?
Рысь заметил взгляд богини и поспешил спрятать бутылку за спину.
- Н-н-нет, ты что? Мы? Бухать? Да никогда...
- Рыся , покажи что у тебя за спиной? - тон богини стал ледяным
- Эээ-то паЦтава, - завопил Рысь. - Это Оналин мне подкинул!!!!!!
- Алкоголики несчастные. Никакие сухие законы на вас не действуют. Я б вас замочила, но жалко - если подсчитать сколько вы, гады, за свою жизнь сожрали и выпили, то кругленькая сумма выходит...... И где эта попуасская снегурочка шляется?
- А... э... это лучше у него спросить, - растерялся Кнука.
Огр вспомнил вчерашний вечер:
- Ну, вообще-то последний раз Эртай говорил, что пошёл за дровами...
- Ага, фиг! - запротестовала Глуми. - Дровосек несчастный! Он только говорит, что за дровами идёт, а по-настоящему обкуриваться в кальянную свалил. Он...
- ТИХООО!!! - рявкнула Кали.
Все затихли.
Довольная, что её слушают, Кали прокашлялась и, выковыривая из зубов остатки пиццы, продолжила:
- Значит так, Огр и Рысь. Экипируетесь и валите ёлку к Новому году искать. У нас должна быть Л У Ч Ш А Я Ё Л К А в мире!!!
- Глуми! - продолжала она.
Глумя сжалась в комок и, приготовившись к наихудшему, пропищала:
- Мыть "Назгул" перед праздниками я отказываюсь.
По лицу богини прошла судорога.
- ...тебе обеспечить выполнение и:.. на заначку, забирай оленей и иди подарки под ёлку покупать.
- А можно...
- БЫСТРО!!!
Присутствующие аж подскочили и в рассыпную исчезли из зала.

******

- Луциа-а-а-ан!!! - пронзительным визгом разнесся по Таверне крик императрицы Эльтастотьерно.
Луциан, довольно невнятно ойкнув с набитым ртом, начал вылезать из-под барной стойки, где вот уже более получаса поглощал Эльтины конфеты. Вылезая, он довольно неудачно шарахнулся головой об угол, и снова ойкнув, теперь уже от боли, чем от страха перед женой, возвратился на прежнее место. В этот момент его добрая женушка с грохотом спустилась вниз.
- Луциан!!! - во весь голос взревела она, растерянно обводя пустое, как ей казалось, помещение.
- Да, дорогая? - заискивающе отозвался император, вылезая из-под стойки. - Ты меня искала, любимая?
С минуту поглядев на мужа растерянным взором, Эльта начала опять:
- Луциан!!! Поднимите мне веки: Какой сегодня день???!!!! - напряженно сжав кулаки, сравнительно "тихо" спросила она.
Луциан, зажав начинающее побаливать ухо, опять полез под стойку. За календариком. Побыв там довольно долгое время, в течение которого славный император уничтожал следы преступления, а именно, доедал женины конфеты, Луциан, вооружившись виноватой улыбкой, наконец поднялся. Эльты в зале не было. Император скорчил физиономию и пошел искать жену наверх.
- Дорогая! - воскликнул он, видя, как Эльтастотьерно стоит у окна, на фоне поднимающегося солнца.
Луциан на мгновение подумал, что вернулся в то время, когда она еще не была его женой, и уже почти обрадовался, но недовольнейшее лицо повернувшейся к нему Эльты развеяло его мечты.
- Луциан, у нас большие проблемы!! - закричала она, дергая себя за кисточки ушей.
Император, видя ее движение, огорченно подумал, что у жены опять обострился нервный тик на почве ревности, и он, во избежание риска увидеть свою жену с полностью ободранными ушами, уже приготовил в уме воодушевленную речь, всегда убеждавшую Эльтастотьерно в его верности.
Но Эльта даже не думала о своих соперницах. Вместо объяснений столь громкого крика, она потащила муженька в коридор.
- Эльта, ты можешь сказать мне, что случилось? - вкрадчиво спросил император, почесывая разболевшуюся голову.
- Какое сегодня число?! - возопила императрица.
Луциан покряхтел, и вытащил из-под полы огромный и толстый ежедневник, где день супругов расписывался буквально по минутам с самого первого дня их семейной жизни. В начале ежедневника помещался календарь на год, куда и заглянул император.
- Двадцать девятое декабря, любимая, - с улыбкой ответил он, и по привычке заглянул в планы на этот день.
- Какой ужас-с!! - императрица от горя укусила кончик хвоста.
Глаза ее стали наполняться слезами. Луциан, видя такой поворот дела, стал лихорадочно лазать по ежедневнику, выискивая хоть одно радостное событие, которое могло бы предотвратить затопление Таверны горькими слезами Эльты.
- Дорогая, может быть пока расскажешь мне, в чем дело? - обреченно сказал он, нервно перелистывая страницы.
- Сегодня двадцать девятое декабря, послезавтра Новый .год, а у нас еще нет настоящей елки!!! - Эльтастотьерно залилась горькими слезами.
- И только-то? - крякнул Луциан, почесывая голову. - Это же не проблема!! Елку можно заказать, и она завтра с утра будет в таверне! - облегченно сказал он.
- О, любимый, как я счастлива! - воскликнула императрица, бросаясь на шею мужу.
Луциан, пока еще не готовый к таким перегрузкам, нашел-таки одно важное событие в ежедневнике и осторожно отстранился.
- О! - он многозначительно поднял вверх палец. - Сегодня же у нас праздник!!!
Императрица вопросительно посмотрела на мужа.
- ?????????????!!!!!!!!!!!!!!!
- Сегодня исполняется ровно тр:пр.. пять дней с того дня, когда ты сделала мне предложение и мы поженились! - растянув улыбку до ушей, оскалился император.
Эльта с минуту стояла недвижно, потом же она бросилась мужу на шею:
- О, Люцик! Как я счастлива! - заорала она, не обращая внимание на то, что Луциан с трудом пытался удержать равновесие, под солидным весом своей супруги.
- Да, я тоже счастлив! - Луциан отчаянно замахал руками.
Эльтастотьерно вдруг остановилась:
- Луциан! - сказала она подозрительно, угрожающе сверля мужа глазами. - Ты помнишь, как ТЫ сделал мне предложение? - ее руки сжались в кулаки, и император понял, что если он даст отрицательный ответ, его лицо по крайней мере на неделю украсится фингалом под глазом. На всякий случай прикрывшись объемным ежедневником от надвигающейся жены, он пролепетал:
- Конечно-конечно, я помню тот день! Это был такой классный день! - лицо Эльты смягчилось. - Я вспоминаю его, как будто он был вчера, и мне хочется вернуться в прошлое... ровно на тр..пр. шесть день назад!
- Что? - пропищала Эльта, не совсем поняв последнюю фразу.
Луциан прикусил язык и, спохватившись, метеором унесся из зала:
- Я побежал заказывать елку, дорогая!! - донеслось до нее.
Эльтастотьерно, радостно зыркая желтыми глазищами во все стороны, понеслась в свою опочивальню, чтобы немедленно позвонить Багзикону и объявить о таком знаменательном событии. Телефонная связь в таверне была запрещена, но императрица не придавала значения таким мелочам, когда это касалось лично ее или ее свиты. Путаясь крыльями в собственном платье, она взлетела по лестнице, и столкнулась с дочерью, которая как раз собиралась спускаться вниз.
- Смотри, куда идешь! - в сердцах рявкнула Эльтастотьерно, пробегая мимо любимого чада.
Темный Ангел хмыкнула в ответ и, даже не подумав извиниться, продолжила свой путь. Эльта, уставившись на "дитё", как волк на семеро козлят, сжала кулачки, нахмурила брови, безуспешно пытаясь активизировать мыслительный процесс... и снова стала подниматься по лестнице. Влетев, как ошпаренная в спальню и бросившись к телефону, она набрала номер Багза. Тот ответил, правда не сразу - в его личную ванную - огромное помещение, с пола до потолка выложенное голубым кафелем, еще не провели телефон.
- Бог слушает, - донеслось из трубки.
Эльта набрала в легкие воздуха:
- Я захотела елку самую настоящую и живую сказала Луциану и он побежал ее заказывать, сегодня у нас юбилей, завтра Новый год, Темный Ангел противная: противная...
Багз, вытирая волосы, отодвинул трубку от уха и поморщился - сегодня у него слишком болела голова, чтобы выслушивать бессвязную болтовню императрицы.
- Ладно, Багзи! - прокричала Эльта, опасаясь, что ее не услышат на другом конце телефонной линии, и положила трубку.
Но ее услышали, канал волоконно-оптической связи, проложенный в стародавние времена между таверной и поляной работал исправно и через минуту доклад о событиях уже лежал на столе Тигры. Тигра тут же позвонила по сотовому видеотелефону Глуме:
- План на грани провала! Эльтастотьерно заказывает елку! - громко прошептала она.
Глумя, сидя перед зеркалом и разглядывая в него фотографию Стрелка на противоположной стене, неторопливо накрасила губы чёрной помадой и ответила:
- Спокойно. Я что-нибудь придумаю.
Продолжая прихорашиваться, она негромко позвала:
- Оналин, Кнука!
В комнату вошли двое - обнаженный Оналин и полуодетый Кнука.. Глумя недовольно поморщилась
- Ладно, - резко сказала она и присела на свою кровать. - У меня к вам дело. Все сводится к простой логической цепочке. Новый Год - план - Эльтастотьерно - елка - срыв плана - помешать. Поняли?
- Нет, - в один голос сказали Оналин и Кнука.
- Болваны, - тихо прошипела Глумя. - Я пыталась объяснить вот что: мы устраиваем праздник и наша елка должна быть самой красивой. А Эльта заказала елку. План под угрозой срыва, и надо этому помешать. Теперь понятно?
- Ага! - сказали они.
- Ладно, теперь идите, у меня полно работы. Только, - произнесла она вслед удаляющимся фигурам. - часиков в одиннадцать вечера пришлите Хитмана, пусть помассирует мне спинку, ладно? - Глумя мечтательно прикрыла глаза.
******
После долгих мытарств, Кнука наконец увидел слабый свет в конце длинного межпространственного коридора, и, пройдя ещё пару метров, вышел на заснеженную лесную дорогу. Он осмотрелся вокруг. Уже явно вечерело.
- Фух. Я уже думал, что мы никогда не найдём выхода.
Сзади, высунув язык, медленно плёлся Оналин. Увидев выход, он остановился и отдышался.
- Восемь часов блуждания по этим лабиринтам в поисках выхода с поляны - ну кто так строит?!
- Я и сам удивляюсь. Эт наверное какой-то противо-тавернский метод Кали, - вздохнул Кнука.
- Как ты думаешь, а те 42 ловушки, на которые мы попали, тоже из этой области?
- 43. Та, что чуть не оставила меня без детей, тоже в счёт, - мрачно заметил Кнука.
Оналина перекосило от жутких воспоминаний на эту тему.
- Надо сказать Кали, что в следующий раз, когда будет покупать анти-таверновскую сигнализационную систему с термоядерными ускорителями, водородными бомбами, лазерными пушками и автоматической системой наведения - пусть потребует гарантию.
Кнука тяжело вздохнул и закатил глаза. Эльф понял, что сказал глупость, и для разнообразия решил в следующий раз изречь что-то путёвое. Кнука тем временем вышел из пещеры и посмотрел на небо.
- Радиация... - протянул он. - аж небо порозовело.
- Да нет, это оно всегда такое зимой. Или от заката...
- Какой закат? Солнце еще не всходило! Или после той ловушки с падающим потолком у тебя крыша на Гаваи уехала?
Эльф умоляюще посмотрел на него и тоже вздохнул:
- Ох и времена у нас настали. Даже небо стало розовым...
- Да... А раньше оно было голубым...
- Ага, как А.. кхм:.
Последняя фраза видимо подняла настроение обоим. Кнука знал, что у Оналина все темы всегда сходятся на одной. А потому, закинув топор на плечо (при этом чуть не разрубив стоящего сзади эльфа пополам), он решительно направился вперёд.
Им еще предстояло выполнить поставленную перед ними задачу.

*******

Эльтастотьерно, которой в этот день, так и не удалось успокоиться, вылетела из комнаты и стала спускаться по лестнице. Краем глаза она увидела Темного Ангела, которая поднималась наверх. Не обращая на дочь внимания, Эльта устремилась вниз, но тут - запуталась крыльями в платье и рухнула, скатившись по ступеням
Ангел широко раскрыла глаза, дернулась в сторону, и, растопырив крылья, полетела, но, задев люстру, сорвалась в пике. В конце пути, глухо ударившись о пол и открыв глаза, она с облегчением осознала, что упала на мягкое место, а именно - на мамочку. Девчонка встала на ноги и принялась отряхивать свою черную мини-юбку и малиновый свитер, не обращая внимания на Эльтастотьерно. Та села по-турецки и уперлась руками в колени:
- Ангел, долго ты будешь путаться у меня под ногами???!!!!
Ноль внимания. У Эльты открылся рот. Ангел как будто ничего не слышала.
- Ангел!
Все то же самое.
- АНГЕЛ!!! - проорала Эльта, а потом призадумалась.
Подумав, императрица вдруг вспомнила, что вскоре после своего последнего дня рождения дочь отказалась отзываться на "Ангела" и откликалась теперь только на одно имя...
- Темная, - промычала Эльта примирительно, надеясь, что дочь ей на этот раз ответит.
Ангел повернула голову, критически оглядела мамочку, подняла с пола подол белого платья, и многозначительно заметила:
- Маман, ты выходишь из моды...
Эльта задохнулась от негодования. Она хотела было вскочить, но каблуки ее туфель все еще были опутаны тканью, так что императрица опять грохнулась, чувствительно приложившись об пол задом. Темная продолжала:
- Таких длинных платьев сейчас уже не носят. Новая мода - на мини-юбки. Конечно, если у тебя кривые или толстые ноги, ты можешь ходить и так...
- ЧЕГО???? - обезумела Эльтастотьерно, наконец поднимаясь с пола. - Это у кого ноги кривые???? - Она подняла платье как можно выше, чтобы дочь разглядела ее стройные ножки.
Тут вошел Луциан, придирчиво изучая ежедневник. Мельком взглянув на жену, он простонал:
- Ах, только не сейчас, дорогая, - и прошел к себе в кабинет.
Эльтастотьерно с треском опустилась на стоящий рядом стул и заревела. Темный Ангел, постояв около нее некоторое время, пожала плечами и пошла в свою комнату.
Елку привезли под вечер, когда Эльта уже спала в своей розовой спальне. Луциан, к ее великому сожалению, остался ночевать у себя в кабинете - сославшись, что от розового цвета у него болит голова. Отдав последние распоряжения насчет зелененькой, император захрапел, уронив голову на стол.
*******
По темным покровом небес к сараю, где временно складировали лесное дерево, пробрались две темные фигуры. Они ехидно посмеивались.
- Открывай! - прошептала первая, и по её тону можно было безошибочно определить, что это не совсем трезвый Оналин.
- Терпение, - проворочала языком вторая фигура, из чего можно было заключить, что Кнука пьян в стельку. - О-па!
Дверь сарая со скрипом растворилась. Тихо шушукаясь, пересмеиваясь и довольно рыгая парни вошли в помещение, забитое не помещавшимися в кладовых таверны мягкими игрушками Эльтастотьерно, фотоальбомами Эльтастотьерно, летними платьями Эльтастотьерно, зимними платьями Эльтастотьерно, башмаками Эльтастотьерно, стихами Эльтастотьерно и прочим барахлом Эльтастотьерно. Пару раз споткнувшись о старый велосипед императрицы, эльф врезался носом в зеленые колючки и взвыл. Кнука зажал ему рот ладонью.
- Ти-и-хо! За работу!
Освещаемые только неясным свечением Больших Медведиц (эльф настаивал на том, что их было три, Кнука же видел пять), мужчины вышли из гаража, что-то неся с собой. Вскоре все стихло.
В половине двенадцатого ночи Тигра, деланно зевая, позвонила Глуме. Зевала она для того, чтобы та подумала, что Тигра сразу после звонка пойдет спать, а не направится в "Назгул", где сегодня обещали дать программу с мужским стриптизом в исполнении Багзикона и Келса. Дебютировав в Таверне, парочка расширяла сферу гастрольной деятельности. То, что она увидела в видеотелефоне, потрясло ее до глубины души.
- Привет, Глумя, а что это там у тебя?
Глумя, прикрыв глаза, блаженно изрекла:
- Тайский массаж.. Хитман мне делает его каждый вечер...
Тигра покраснела и закрыла глаза руками (впрочем, не переставая следить за действием через пальцы). Наконец она вспомнила, зачем звонит:
- Я хотела спросить о плане. Ты все устроила?
- Ммм, - сказала Глуми. - Все в порядке. Волноваться не о чем! А сейчас, если ты не против, я бы хотела остаться одна...
Экран видеотелефона погас, а Тигра еще долго сидела перед ним.
- Как же, одна, - промычала она, и подумала, что сегодня мужского стриптиза ей хватило. Но в Назгул пойти приджется, потому как надо было передать эту новость всем остальным...

*******

ЛюциииииииииииК!!! - первым делом закричала императрица, когда проснулась. От ее крика император вскочил, судорожно сглотнул, минута - и он свежий, как огурчик, выбежал навстречу дорогой женушке.
- - Дорогая! - с чувством произнес император, обнимая Эльтастотьерно. - Как ты спала?
- - Луциан, я хочу увидеть елку! - возбужденно закричала она.
- - Конечно-конечно! - пропищал Луциан осипшим ото сна голосом.
В внизу уже копошились подданные, наряжая, скажем так, не совсем пригодного вида елку. Заглянувшая в таверну Тигра довольно посмеивалась, видя плоды самоотверженного труда Оналина и Кнуки. Елка была общипана что надо.
Сверху посыпались иголки - это Келс, раскачиваясь на куцей елкиной макушке, пытался приделывать наконечник в виде полумесяца. С другой стороны зелененькой, стоя на лестнице, Кенсай мило беседовал с Полуэльфом, советуя, как лучше лечить больную голову после попойки. Не зная этого, снизу к лестнице подошла Лекса в просвечивающей ночной рубашке. Как бы случайно она наехала ногой на лестницу, та закачалась, и вскоре Кенсай и Полуэльф оказались верхом на таежной красавице, а сама лестница валялась на полу.
- Лекса, что ты наделала! - не своим голосом завизжал Кенсай, цепляясь в поисках спасения своей шкуры за Полуэльфа, и неосторожно хватаясь не за те части тела.
Ой, зря... Полуэльф в ужасе открыл рот и отчаянно принялся спихивать Кенсая подальше от себя, а Лекса, которая не могла вынести этого зрелища, сняла с ноги увесистый домашний тапочек и запустила в голову своему другу. Кенсай, в отчаянии хватая руками воздух, наконец повис на ногах Полуэльфа и поглядел вниз. До пола была по-прежнему не близко.
Феллан, стоя с Багзом у окна, с чувством затянулся косячком и спросил:
- Может поможем?
- Кому? С ума сошел? - изумился Багз, все еще "не совсем" одетый после ночного стриптиза.
Эплджус, на ходу накрашивая губы, пронеслась мимо Темного ангела и ее старшей подруги Леди Дакнесс, которые разбирали бусы для елки прямо на полу, практически перед входом в зал, и заметила:
- Осторожно, кто-нибудь может споткнуться! - и обращаясь ко всем с обычным угрюмым видом пробурчала:
- Привет:А елка: Фигня:
- Привет, давно не виделись! - немного насмешливо донеслось с макушки, и Келс в знак "приветствия" махнул ногой. Его башмак, пропутешествовав по голове Кенсая, упал к ногам Джус. Кенсай вцепился в Полуэльфа еще сильнее, а Джус с ужасом заметила, что елка накренилась и зажмурила глаза. Нет. Пока ничего не произошло.
- И как это я каждый раз тебя ухитряюсь узнать, - ехидно протянул чернокожий эльф, с хрустом откусывая вместе с иголками половину конфеты, которыми в беспорядке было увешено несчастное дерево.
- Что??? - возмутилась Джус.
- Он хотел сказать, что ты весьма постарела за этот годок, - воодушевленно перевел ее слова появившийся Лански. По его самодовольной ухмылочке все моментально подумали, что прошедшей ночью в "Назгуле" было ТАКОЕ:.. Багз печально отвернулся, из-за чего можно было заподозрить, что ему очень хотелось, чтобы ТАКОГО вчера лучше не было.
Джус, негодуя от обиды, бросилась на Лански и стала драть его волосы. Она всегда драла ему волосы, с тем самых пор, как поняла, что тот всячески пытается ухаживать за Глуми. Да и не в этом было дело... А в том, какую картину увидела Эльтастотьерно, вошедшая в эту минуту в тронный зал.
Вот как это выглядело:
Джус, застывшая не месте, сжимает в цепких пальцах волосы Лански, а он щипает ее за задницу, одновременно пытаясь подставить подножку. Испуганный Феллан тушит косяк о спинку императорского дивана, а Багз безуспешно старается прикрылся тюлем. Темный Ангел и Леди Даркнесс взвившись с места, несутся к Лексе, которая задумчиво сидит на упавшей лестнице и ошалело смотрит на Эльту... А в центре всего этого безобразия стоит наполовину украшенная куцая елка, на которой с одной стороны висит испуганный Келс, осторожно, чтобы не было хруста, дожевывая конфету, а на другой - Полуэльф, сжимающий побелевшими пальцами макушку елки, и Кенсай, который цепляется за его брюки и, зажмурив глаза, старается не раскачиваться. Елка довольно сильно наклонилась в их с Полуэльфом сторону сторону, и он уже ощущает этот крен.

Эльта, с силой одернув пижамную рубашонку, чтобы казаться посолиднее, оторвала последние пуговицы, и схватилась за кисточки:
- И что же это происходит???
Луциан за ее спиной виновато пожал плечами.
- Мы... это... - пробормотал Келси эльф, проглатывая наконец конфету.
- И что это такое??? - Эльтастотьерно указала на елку.
Все изобразили мыслительный процесс.
- Еее...елка! - минут через 10 нашлась Леди Дакнесс.
- Какая же это елка??!! На ней же ни одной нормальной иголки! - завизжала императрица, придирчиво рассматривая чудо природы и щелкая хвостом, как кнутом.
- А... мы ничего тут не делали, - прошептал Полуэльф со слезами на глазах, чувствуя как под тяжестью Кенсая с него начинают сползать брюки.
Иголки впились ему в кожу, и он уже был готов разжать руки, но из уважения к мастеру, который постоянно давал советы по лечению похмелья, пока этого не делал.
- Однако, мне надо рассмотреть ее поближе! - рявкнула на него Эльтастотьерно и устремилась вперед.
Темный Ангел придушенно захрипела, прикусила губу, и зажмурив глаза, указала пальцем куда-то на пол. На пути императрицы были по-прежнему разбросаны бусы. Джус от волнения еще сильнее вцепилась в волосы Ланса, и тот взвыл, оглашая зал отборным матом. Луциан открыл было рот, но не успел - Эльта напоролась на маленькие жемчужные шарики.
- Иииее-ееее-ееее-ее-ей! - издала она нечленораздельные звуки, неуклюже взмахнула руками и, ошалело выпучив глаза, поехала прямо к елке.
Келс дернулся, предчувствуя скорое столкновение, но не успел ретироваться - императрица на полном ходу врезалась в ствол, неуклюже обхватив его руками.
И тут елка стала падать...
- ЕЁё!!! - заорал вконец испуганный Луциан, бросаясь к жене.
Не успел. На него уже падали Полуэльф с Кенсаем.
- Поберегись! - крикнул Полуэльф, готовясь к своему фирменному прыжку и надеясь избежать столкновения с довольно жестким полом.
Бедняжка, он забыл, что на ногах у него висит обезумевший Кенсай. Видя неумолимое приближение еще так недавно казавшегося желанным приземления, тот начал карабкаться вверх, еще больше стаскивая несчастные брюки, и тут Полуэльф прыгнул. Сделав в воздухе неуклюжий пируэт, смахивающий на тройное сальто, они оба приземлились на спину императору. Луциан взвыл.
- Пардон! - выхохнул Кенсай в перекошенное лицо императора, машинально утирая пот эльфийскими штанами.. Лекса, которой уже надоело наблюдать эту сцену столь близкого местонахождения Кенсая с полуодетым полуэльфом и распластанным императором, встала с лестницы и демонстративно пошла ловить все еще падающего Келса, который благополучно приземлился в ее руки.
- Спасибо, Лекс! - искренне обрадовалась он, прижимаясь к пышной груди спасительницы.
И последним штрихом этой сцены была елка, с головой накрывшая всех участников действа... (вместе с Эльтастотьерно). Хм:.
- Ууу, - скорчился Феллан и закрыл глаза тюлем, чтобы не видеть ужасной развязки.
Луциан высвободился из "жарких" объятий Кенсая и Полуэльфа и печально посмотрел на то место, где только что стояла его жена. Келси эльф поднял Лексу на ноги и нежно придерживал, чтобы та не свалилась. Во всем зале воцарилось гробовое молчание. Лански сплюнул и витиевато выматерился. Зеленые ветви пошевелились, и из них высунулась поцарапанная рука в ободранном рукаве. Она с минуту держалась над елью, потом погрозила воздуху пальчиком... потом показался хвост. Через минуту Эльтастотьерно высунула голову и сложила руки на груди. Келс прыснул - голову императрицы украшали колючки, на ушах висели уцелевшие шарики, а на кончике хвоста болтался полумесяц. Эльта посидела, что-то обдумывая, оглядела остатки елки и заголосила:
- Помогите мне выбраться, а потом мы созовем внеочередной Совет!!!

Расположившись на коленях вокруг того, что было ёлкой, свита благоговейно взирала на своих и императора и императрицу. Обычно Совет заключался в том, что Эльтастотьерно высказывала свой план, Лекса записывала его в журнал, а потом все, включая императора, его подписывали. Теперь же нижний зал был занят бывшей елкой, останки которой убирали не пострадавшие в свалке. Впрочем... кто-то убирал... Фелл, Багз и Лански раскуривали очередной косяк, а поставленная в виде надзирательницы Темный Ангел, обходила елку и жевала остатки конфет. А поскольку после такого прилючения императрица временно утратила способность мыслить членораздельно, ничего решено не было. Так что Таверна оставалась неубранной почти сутки.
 
Count.NET.ru